Стив Джобс, Запад, одержимость

Почему Стив Джобс стал кумиром миллионов? Ученые нашли рациональное объяснение

Между сентябрьской презентацией новинок Apple и началом второй волны их продаж в мире есть промежуток времени, традиционно посвящаемый памяти экс-главы корпорации и анализу его наследия. Слово профессору социологии Вермонтского университета, Томасу Стритеру (Thomas Streeter).

Стив Джобс, Запад, одержимость

«Американская культура не самодостаточна», – пишет исследователь, – «она вечно голодна и нуждается в новых личностях, историях, идеях».

Но не надо обольщаться, поступки, суждения, сама жизнь реальных людей для этой системы вторичны, главная ценность – образ. Его можно демонстрировать под разными ракурсами, упаковывать в альтернативную обертку, дробить для получения большего количества итоговой продукции. Все-таки речь идет о культуре того сорта, где настоящим, реальным считает только то, что можно приобщить к делу. И не случайно авторы всех многочисленных биографий и байопиков о Стиве Джобсе первым делом заявляли, что сумеют удивить и впечатлить зрителя.

Стив Джобс, Запад, одержимостьКаждый из них по-своему неуклюже обошел неприятный вопрос правомочности навешивания на покойного ярлыка «IT-гуру». Перечислить изобретения, патенты и серьезные труды Стива Джобса очень просто, потому что его фактический вклад в развитие наукоемких технологий мизерный. И если хочется отдать дань уважения настоящим революционерам-первопроходцам, следует вспомнить одного из авторов основополагающего языка программирования C, Денниса Ричи, скончавшегося в том же 2011-ом году. Или Дугласа Энгельбарта, умершего всего через 2 года, автора почти всех ключевых концепций, на эксплуатации которых зиждется нынешняя империя Apple. Но такой задачи не стоит вовсе, в данном случае сказание о Стиве Джобсе – отражение извечной американской симпатии к романтикам-индивидуалистам.

Стив Джобс, Запад, одержимостьОсобенно тем, кто сумел бросить вызов системе, нарушить конвенцию, пошатнуть устои, чтобы в итоге ловко взобраться поближе к вершине, в угоду своей страсти и мечте. Юным и пылким Стив Джобс взялся торить неведомую тропу, достиг успеха, но был предан и изгнан, чтобы возмужать и взять реванш, не забыв попутно вернуть назад свои прежние богатства, а затем и приумножить их, построив свой мир на костях старых недругов. В роли непреодолимой силы выступили корпоративные устои и законы крупного бизнеса, более века олицетворяющие перед американцами абсолютное, хорошо организованное, глубоко интегрированное в социум для пущего над ним контроля зло. А Стив Джобс – часть этой системы, но часть особенная.

В современной западной культуре он стал олицетворением не повстанца, а грамотного менеджера, усилиями которого грандиозный механизм большой компании был поставлен на службу мечтателям. Тем, кто направляет колоссальные средства на достижение светлых, сентиментальных, направленных на всеобщее благо целей. Как лидер, неистовый трудяга, что повелевает армией бессловесных инженеров и не устает в своей борьбе бороздить континенты на личном самолете за счет благодарной корпорации, он имеет все права на щедрое вознаграждение. Например, прощение грехов юности – отказ от отцовства масс-медиа позже легко объяснят пагубным влиянием на героя тогдашних нравов.

Стив Джобс, Запад, одержимостьПример Стива Джобса, капиталиста-романтика, оказался настолько удобным и заразительным, что сегодня у нас есть космополит Ричард Брэнсон, покровитель альтернативной энергетики Илон Маск, мечтающий об Интернете-для-всех-и-каждого Марк Цукерберг.

Миллиардеры, чей путь к успеху и образ жизни ставят в пример политики и общественные деятели, так как они не могут использовать для тех же целей, скажем, послужной список руководителей Morgan Stanley. Или открыто назначать на роль кумиров воротил хедж-фондов, производителей оружия, владельцев китайских заводов, на которых собираются iPhone, созданные Стивом Джобсом. Систему ломать нельзя, но ее так хочется представить гуманной, нравственной и обладающей моральной целостностью, чтобы можно было идти к мечте, не обращая внимания на неизбежные мелкие жертвы. Это не заговор – в США все знают и помнят, как Стив однажды смог.

Смотрите также: