Apple и патентные войны: интересные моменты истории

Новости

Представляя миру в 2007 году первый iPhone, Apple не уставала подчеркивать, как много инновационных решений, защищенных патентами было использовано при его создании.

Патенты AppleОднако, патентная система США оказалась не настолько совершенной, чтобы обеспечить купертиновским изобретателям абсолютную защиту их разработок. Особенно в том, что касается монетизации идей – уж больно сомнительные методы при этом задействованы.

Неэффективная американская система патентной защиты

В мае текущего года Тим Кук, исполнительный директор Apple, выступал на слушаниях, проводимых Сенатом США. Тематика обсуждений – проблемы с защитой интеллектуальной собственности американских разработчиков в Китае и сравнение двух патентных систем, американской и китайской. Сенатор Келли Айотт (Kelly Ayotte) попросил Кука высказаться, рассчитывая на поддержку топ-менеджера в защиту родной структуры, однако получил совершенно неожиданный ответ. По мнению главы самой богатой корпорации мира, американская патентная система нуждается в радикальной доработке, потому что в текущей форме она чуть больше, чем бесполезна.

tim_cook-wwdc-2013Все упирается во время – пока чиновники, руководствуясь текущими правилами, рассмотрят иск и передадут дело в суд, проходят годы. И решение, положительное или отрицательное, выдается уже к тому моменту, когда спорный продукт прошел несколько стадий модернизации, в корне преобразившись. То есть, темпы работы патентной системы никак не соответствуют стремительному развитию цифровой отрасли. Цикл каждого разбирательства касательно нарушения патентных прав, по мнению Кука, столь продолжителен, что о какой-то реальной защите говорить уже не приходится. Фактически, если смотреть на ситуацию с позиции Apple и ее коллег-конкурентов по отрасли, ни о каком эффективном решении вопросов просто не идет речи. И зачем тогда США такая система?

Apple на заре патентных войн

Конечно, не только купертиновцев обижают нечестивые дельцы, игнорирующие правила ведения бизнеса в цивилизованном мире и нарушающие права интеллектуальной собственности. Но так сложилось, что Apple едва ли не с самого основания постоянно оказывается в центре очередного скандала, связанного с данной тематикой. Все началось фактически с появлением персональных компьютеров, как таковых – когда Джобс и Гейтс во главе своих молодых компаний начали покорять мир.

В 1983 году Apple затеяла судебный процесс против компании «Franklin Computer», которая фактически клонировала успешный компьютер Apple II. И сегодня, спустя десятки лет, о нем вспоминают вновь и вновь. Неспроста – это был момент, когда на высоком уровне затронули вопрос о правах интеллектуальной собственности касательного программного кода. Являются ли операционная система, приложения и тому подобное объектами, на которые должно распространяться действие патентов? Или это нечто виртуальное и доступное всем?

Apple против Franklin computers

Изначально представителям Franklin Computer не составило труда выиграть суд и избежать запретов в продолжение своей деятельности, не говоря уже о какой-то компенсации. Аргументы были просты – программный продукт Apple не пострадал, ущерб, как таковой, не нанесен, вероятность краха бизнеса купертиновской компании минимальна. К слову, сегодня компанией Google используются схожие доводы при отстаивании своих позиций в ситуациях, связанных с нападками на Android.

Но тогдашние руководители Apple не сдались и провели серьезную работу, в конечном итоге безоговорочно доказав, что составление программного кода и сочинение литературного произведения, по сути, идентичные процессы. И понятие авторского права, однозначно распространяющегося на романы и рассказы, должно быть расширено и на строки машинного кода, являющиеся продуктом интеллектуального труда человека. Свою роль сыграл и тот факт, что «умельцы» из Franklin Computer попросту нагло передрали код, не потрудившись его хоть отчасти видоизменить. Несколько ссылок вида «Applesoft», обнаруженные экспертами, стали весомой уликой уже в новом судебном разбирательстве.

Извилистые дорожки интеллектуальной собственности

С одной стороны, итоговое положительное решение в пользу Apple всего лишь избавило компанию от очередного конкурента – в Franklin Computer перестали клонировать ее разработки. С другой это едва ли не самая важная веха в истории индустрии цифровых технологий, стоит лишь представить, что было бы в обратном случае. Американская Фемида помешана на прецедентах и победа «пиратов» из Franklin Computer означала бы, что любой может просто скопировать код на дискету и использовать на свое усмотрение, без оглядки на автора программы. Без преувеличения, это настоящая катастрофа – исчезли бы все предпосылки для создания Силиконовой долины, появления армии программистов и компаний, занимающихся разработкой всех тех замечательных приложений, к которым уже так привык современный мир.

Скорее всего, компьютерная отрасль тогда стала бы выглядеть как телефонная – с тотальной бюрократией, непрозрачными тарифами и прочими прелестями капиталистического мира. Несомненно, у свободного доступа к информации есть масса преимуществ и те, кто ратует за «open source», по-своему правы. Однако вот такой характерный факт – этот сегмент рынка развивался удручающе медленно до тех пор, пока в 80-х г.г. не появились Apple, Microsoft, Cisco и прочие с их жестким отношением к защите своих наработок. И еще один – почти все попытки сообщества Open Systems Interconnection сделать стандарты и протоколы доступными для всех, просто выложив их в Сеть, провалились. Тогда как движимые стремление к успеху, проще говоря, жаждой наживы, частные и полугосударственные структуры добились куда большего прогресса в развитии технологий.

Патентная система США – капризы, произвол и специфические вердикты

Расправившись в суде с Franklin Computer, в Apple решили, что теперь всем проблемам с интеллектуальными правами пришел конец и больше бояться нечего. А если что – применим ту же тактику, только вот в реальности все оказалось совсем по иному. Скандальные иски, связанные с оспариванием разработок HP и Digital Research как нарушений интерфейса Macintosh в начале 1990-х, решались более-менее удачно в пользу Apple. Но это не помешало Microsoft скопировать практически каждый толковый элемент инновационной на тот момент «оконной» системы. Между двумя компаниями действовало лицензионное соглашение, что связывало руки Apple – Билл Гейтс сполна воспользовался своим преимуществом.

Microsoft DOS против MacintoshВялые попытки сопротивления Apple в судах не принесли пользы, в конечном итоге Microsoft на безвозмездной основе получила интеллектуальный багаж, фактически оцениваемый в миллиарды долларов. Запутанная ситуация с авторскими правами на столь сложные технологии и малодушие судебных органов США спровоцировали руководство IT-гиганта практически на открытое воровство. Методично изучая и перенимая придуманные Стивом Джобсом с коллегами решения, Microsoft попросту на законных основаниях ограбила Apple и NeXT Computer, позаимствовав самые ценные разработки.

Билл Гейтс по-своему великий человек – он невероятно удачно сделал ставку на лицензирование программного обеспечения, поставив данный аспект во главу угла своего бизнеса. В Apple постоянно что-то изобретали, но забирала и реализовывала это Microsoft, не забывая тут же закреплять свои права на новинки. В качестве универсального обоснования использовалась концепция того, что это не просто «небольшое улучшение», а самый настоящий подарок всей человеческой нации. Гейтс говорил «это то, о чем они действительно мечтают» и вовсе не кривил душой, людям действительно нравились эти новшества. Но ситуация с авторскими правами оставалась запутанной и продажи PC с Windows на борту росли, а вот у Apple дела шли все хуже.

Удары, очень весомые, сыпались со всех сторон и теперь против купертиновцев пустили в ход их же оружие. Например, пресловутые отчисления за лицензирование ПК под Windows, фактически лишающие производителей возможности делать компьютеры для иных ОС под угрозой разорения. Доходило дело и до нарушений антимонопольного законодательства – на слушаниях в 1999-ом вскрылся факт давления Microsoft на фирму Compaq с целью недопущения разработанной Apple технологии QuickTime в эко-среду PC. И тогда стало понятно, что разработанные для благой цели, защиты авторских прав творческих личностей, все эти законы на самом деле куда как успешнее используются коммерсантами и монополистами – в противоположных целях.

А что же Microsoft? Это был период ее расцвета, компания получала невероятную прибыль от использования своего уникального статуса. Вот простой факт – в те годы до 90% всей выручки детища Билла Гейтса приходилось на лицензионные отчисления за использование Windows и связанных продуктов. А те, кто платить не хотел, все равно работали на него – косвенно. К примеру, на таких «диких» сегментах рынка, как в Китае, «винда» стараниями пиратов распространялась невероятно быстрым темпами. В конечном итоге, весь мир «подсел» на Windows, превратив Microsoft в неоспоримого монополиста в данной области. И кому уже было дело до авторских прав и выяснений, а кто же на самом деле придумал «окошки»?

Пришли 90-е – в Силиконовой долине бум патентных технологий

Несовершенство судебной системы США фактически привело к виртуальному уничтожению бизнеса Apple по продвижению компьютеров Macintosh. А все остальные компании сделали правильный вывод из оценки ситуации. И стали массово применять патенты для защиты своих разработок, как единственно надежный способ защиты. Помощи от государства, как последней инстанции, теперь можно было ждать лишь в одном случае – если у тебя было свидетельство о выдаче патента.

Сложные технологии продолжали развиваться, идеи получали реализацию и чтобы не дать чужакам заработать на этом, все поголовно и очень нешуточно увлеклись патентованием. Apple не осталась в стороне и также начала копить пакет патентных документов. Начиная с таких разработок, как Mac, QuickTime и платформа Newton, затем используя наработки в совместных проектах вроде ARM, PowerPC и Taligent.

Патенты и большие деньги

Главной ценностью нынешней эпохи стала информация и права на владения ею. Даже если вы владелец маленькой компании, которая априори не сможет запустить разработанный новый продукт в серию и выйти с ним на рынок, шанс разбогатеть есть. Точнее, существует стимул генерировать идеи и изобретать, чтобы запатентовать новинку и предложить ее крупным брендам. И речь идет не о символических суммах, а о весьма солидных деньгах.

Проект «Taligent», совместная работа Apple и IBM, ждал крах в 1995 году, но полученные в ходе разработок патенты успешно использовались для создания Java. Затем, в следующем году, купертиновская компания выплатила за интеллектуальную собственность NeXT почти 400 млн. долларов. Но уже спустя 2 года, в 1998 году, Стив Джобс распродает доли своей компании в ARM для того, чтобы найти $1,2 млрд. для финансирования разработки OS X.

IT-гигант HP выплатил 1,2 млрд. долларов за Palm, а Apple, в свою очередь, выложила $278 млн. за документацию и права, принадлежащие компании «P.A. Semi» в 2008. И тем самым завладела патентами, связанными с PowerPC, которые позже дополнились схожими разработками от Freescale Semiconductor, бывшего некогда частью компании Motorola. И, по сути, теперь патенты в корне изменили свое значение, помимо того, что они стали невероятно ценными в прямом финансовом смысле. С одной стороны, это альтернативная валюта, метафизический эквивалент абстрактного понятия идеи, который можно использовать в деловых сделках. С другой – очень весомый юридический аргумент, использование которого, в теории, позволяет избежать затяжных судебных разбирательств.

Два варианта решения патентных разногласий

Джентльменский, вроде того, к какому прибегнул покойный Стив Джобс, вернувшись в Apple в 1997 году. Ему удалось радикально разрешить ситуацию с претензиями Microsoft и устранить угрозу многолетних непрекращающихся патентных войн. Цена вопроса – 1,2 млрд. долларов, но возможность избавиться от проблемы и сделать компанию более перспективной в глазах инвесторов того явно стоила.

Или принципиально иной, к какому прибегла компания NTP, владелец десятков ключевых патентов – в 2000 году она подала иск против канадской RIM, ныне известной как BlackBerry. Разбирательство было очень долгим, напряженным и перешло в совсем иную плоскость, так как большая часть правительственных структур США активно использует оборудование и сервисы BlackBerry – возникла угроза национальной безопасности. В итоге канадцам пришлось выплатить американцам $450 млн., но на этом история не закончилась.

Окрыленные успехом менеджеры NTP пошли на беспрецедентный шаг и подали иски против почти всех крупных игроков рынка – Apple, Microsoft, Google, LG, Samsung, Motorola и Yahoo. Разбирательства завершились лишь в прошлом году, по большей части на анонимных условиях, кто победил и сколько потеряла проигравшая сторона, толком неизвестно. Но дело не в этом, а в самом факте того, как несовершенная патентная система США и ее правила становятся источником больших бед для огромных и на первый взгляд неуязвимых корпораций. На кон ставятся миллиарды долларов и судьбы целых отраслей, а в суде, по сути, решается, кто из компаний-соперников останется на плаву, а чье название забудут уже через считанные годы.

Расцвет эпохи патентных троллей

Успех патентной войны NTP против всех взбудоражил умы не самых достойных представителей рода человеческого и количество аналогичных исков стало расти на глазах. Выпустив на рынок пользующийся закономерным успехом iPod, компания Apple столкнулась в период с 2005 по 2007 г.г. с волной нездорового интереса со стороны патентных троллей. Широкую огласку получили минимум четыре случая и это не осталось незамеченным.

Поэтому неудивительно, что майское выступление Тима Кука в Сенате и его призывы радикально усовершенствовать патентную систему США были приняты во внимание. К примеру, об аналогичной реформе говорит президент Барак Обама, призвавший недавно Конгресс вплотную заняться вопросом разработки соответствующих законопроектов. Что интересно, пострадать от этого в первую очередь может как раз сама возглавляемая Куком компания. Apple частенько и вовсе не необоснованно обвиняют в агрессивных манипуляциях своим патентным портфелем и не слишком честной игре. Якобы, это даже тормозит развитие отрасли в целом, а особенно много таких выпадов стало 3 года назад, после того как iPhone окончательно покорил мир. И кто знает, чем обернется новый виток эры противостояния патентов.

Смотрите также: